Почему врачи носят татуировку "Не реанимировать"? Послание коллегам
Почему врачи носят татуировку "Не реанимировать"? Послание коллегам


Ежедневно доктора Земного шара борются за жизни сотен, тысяч пациентов. Они делают все возможное и невозможное, чтобы победит смерть, вытащить больного буквально с того света. Не случайно в одной советской песни о людях в белых халатах есть такие слова: «Вечный подвиг, он вам по плечу!». Но сами врачи, оказавшись смертельно больными, не готовы пройти путь своих подопечных. В Соединенных Штатах Америки все чаще можно увидеть на груди медика необычную наколку (медальон, кулон). Так почему врачи носят татуировку «Не реанимировать»?

Коллеги, умоляю вас!

Это предупреждение коллегам: в момент, когда носитель надписи окажется в критическом состоянии, не нужно сломя голову бросаться на помощь. Никаких систем, уколов, дефибрилляторов, массажа сердца. Как говорится, позвольте мне умереть спокойно. Это относится не только к времени «Ч», а является общим принципом мировосприятия. Медики считают: лучше провести свои последние дни, недели, месяцы в семье, среди родных и близких, чем в реанимации. Это их главное желание. Они слишком хорошо осознают то, что происходит, чтобы позволить всеми доступными современной медицине методами поддерживать жизнь, когда фактически ничего поделать невозможно. Кто-то не согласиться с таким подходом, скажет: нужно бороться до конца. Но это осознанный выбор, не нуждаются в «вариациях» на тему: «Почему врачи носят татуировки с посланием "Не реанимировать"»?

Искусственный запуск

Непрямой массаж сердца. Его делают, когда наступает клиническая смерть. «Мотор» пытаются запустить ритмичными надавливаниями на грудную клетку, в том месте, где она относительно подвижна. При манипуляции он оказывается прижатым к позвоночнику, а потом отпущенным. Движения повторяют столько раз, сколько нужно, чтобы искусственно поддерживать движение крови в сосудах, в надежде, что орган начнет выполнять свою функцию самостоятельно.
Один из американских докторов медицины прокомментировал прецедент примерно так: «Медики категорически не хотят быть подданными непрямого массажа сердца в случае клинического результата. Так же, как и курсов химиотерапии. Более того, они относятся к своему лечению без всякой инициативы. Никаких активных действий. Вот почему врачи носят татуировку «Не реанимировать».

Не надо волнений. Это лишнее

Казалось бы: люди, давшие в свое время клятву Гиппократа («Не навреди!»), в первую очередь должны понимать, что таким подходом вредят самим себе. Ведь процедурные кабинеты находятся к ней ближе, чем к кому бы то ни было. Они знают схемы лечения, могут их грамотно применить. Но предпочитают пойти без суеты. Все это потому, что четко осознают: любое серьезное лечение не обходится без тяжелых потерь. В итоге продолжают противостоять смерти, если речь идет о больных, но совсем не противятся ей сами. «Много знаний – много печали»? Они так не считают. Компетентность позволяет отнестись к ситуации спокойно. Зачем впадать в панику, чрезмерно волноваться, объяснять удивленным зевакам, почему некоторые врачи носят татуировку «Не реанимировать». Это не их дело.

Старую с косой можно отогнать

Рак занимает ведущие позиции в десятке болезней, приводящих к смерти. В последние годы он уверенно шагает по планете, поражая пожилых, молодых и даже детей. Есть сведения, что в странах, где уровень дохода населения неизменно высокий, по частоте печальных последствий он следует раз за сердечно-сосудистыми заболеваниями, такими как ишемическая болезнь сердца и инсульт. Беда может случиться с каждым. Вот почему врачи носят татуировку «Не реанимировать» (не откачивать). Никто не спорит: на время отогнать «старой с косой» иногда возможно. Курсы химотерапии направлены именно на это. Но врачи знают о побочных эффектах «массированной лекарственной атаки» на болезнь: выпадают волосы, пациенты испытывают непередаваемую усталость и т. д. Существует страх перед сеансом, что подавляют медикаментозно. Но большинство больных и не думают отказываться от лечения. И только они Почему врачи носят татуировку «Не реанимировать»? Доктор из Южной Калифорнии, рассуждения которого мы приводили выше, поведал и судьбу своего коллеги-ортопеда по имени Чарли. Он лично обнаружил у себя в животе уплотнение. Диагностические манипуляции подтвердили рак поджелудочной железы. Больному давали шанс от пяти до 15 процентов, что на фоне интенсивного, в том числе хирургического, лечения, он может протянуть лет пять. Но Чарли поступил по-другому. Он отошел от медицинской практики, отказался от лечения и весь период своего земного бытия посвятил жене, детям, и умер, находясь в своем родном доме. Более раковой опухоли доктора бояться процедуры непрямого массажа сердца. Когда она проводится интенсивно, (речь идет о жизни и смерти), то ребра пациента не выдерживают, ломаются, что приводит к инвалидности.

На войне, как на войне

Возможно, это хорошо, что родные тех, чья жизнь висит на волоске, и ее нужно срочно спасать, не понимают до конца, что война за восстановление биение сердца не знает жалости: ее либо выигрывают, либо Те, кто подвергся процедуре искусственного массажа сердца, чаще всего все равно гибнут (или остаются инвалидами 1-2 групп). Врач из Калифорнии упомянул лишь одного пациента, который ушел из больницы на своих двоих». Этот человек к пережитой клинической смерти был абсолютно здоровым.
Но родственники, хватаясь за соломинку, просят сделать все, только бы спасти любимого человека. Их можно понять. И врачи будут принимать меры. Они не отойдут от больного ни на шаг, пока не осуществлять своеобразный «полет в космос» во имя спасения ускользает жизнь. Но сами попросят коллег: «Лучше убейте меня, но не доводите до этого».

Пределы разумного

Есть сведения, что так считают не только американские врачи. Подобные умозрительные выводы характерны для большинства медицинских работников, кто хотя бы однажды сам оказался на грани жизни и смерти и разбирается в тонкостях реанимации. Российский хирург Поварихина объяснила, почему врачи носят татуировку «Не реанимировать»? Существует не боязнь лечения, а страх того, что в пылу битвы за жизнь «перелечат».
Она называет подход отказа от попыток возвращения в некоторой степени разумным. Но только в случае неизлечимых заболеваний и глубокого старческого возраста. При этом интенсивный подход не продлевает жизнь, но сильно снижает ее качество. Она, как и американский коллега, считает: реанимировать пациента, у которого в диагнозе 4 стадия онкологии, – значит полностью отступить от границ разумного. Подобное запрещено щадящих соображений. Доктор уверяет: если есть хоть один шанс из тысячи, ни один больной не откажется от жизни. Но врачи – особые люди. Они тоже не жаждут его смерти, однако четко осознают ее неизбежность. И предпочитают тихий уход. Думаем, теперь читателю понятно, почему многие врачи носят татуировку «Не реанимировать».